Развенчание тезисов российской пропаганды

Вибачте цей текст доступний тільки в “російська і “англійська”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in one of the available alternative languages. You may click one of the links to switch the site language to another available language.

Накануне широкомасштабных маневров «Запад-2017» перед военным руководством Российской Федерации возникла дилемма как одновременно «запугать» НАТО раздутой мощью российской армии, но при этом уместиться в 13 000 группировку войск, регламентируемой Венским документом ОБСЕ, как подготовить плацдарм для агрессии, но создать видимость «преувеличения угрозы». Рецепт был давно отработан на практике и успешно обкатывается и сегодня. Подробнее читайте в материале.

С 15 августа в Беларусь начали прибывать подразделения тылового и материально-технического обеспечения Вооруженных сил Российской Федерации. Как сообщает пресс-служба Министерства обороны Беларуси, прибывшие российские подразделения с 21 по 25 августа отработают вместе с беларускими коллегами «вопросы технического прикрытия объектов на порученных участках военно-автомобильных дорог, эвакуации, ремонта и восстановления неисправных образцов техники и вооружения, развертывания полевого магистрального трубопровода, а также участков массовой заправки техники».

Эти специальные маневры пройдут в рамках подготовки совместных стратегических учений РФ и Беларуси «Запад-2017». Однако следует обратить внимание, что подготовка самых масштабных в текущем году военных маневров у границ стран НАТО и Украины предстает несколько в ином свете, если ознакомиться с сообщением пресс-службы беларуского Минобороны за 21 июля, в котором сказано, что подразделения материально-технического обеспечения Западного военного округа Вооруженных сил России прибывают «с 23 июля».

Так с 23 июля или с 15 августа? Анализ информации по подготовке предстоящих маневров в документах и открытых источниках позволяет нам развенчать два главных тезиса российской пропаганды об учениях «Запад-2017».

Тезис первый: «Запад-2017» не угрожает безопасности и стабильности в регионе по причине малой численности заявленных в маневрах сил.

17 июля российское Государственное информагентство «ТАСС» разместило  интервью с министром обороны Беларуси Андреем Равковым. Отметим, что это интервью без преувеличения можно считать одним из немногих источников подробной (насколько это позволяет должность Равкова) информации о «Западе-2017». Российские генералы не рассказывали журналистам о будущих маневрах и четверти той информации, которой поделился беларуский министр. Соответственно, он был вынужден сказать то, что сказал.

По словам Равкова, «практические действия органов военного управления и войск пройдут в Беларуси на шести полигонах: Лепельский, Борисовский, Лосвидо, Осиповичский, полигонах ВВС и войск ПВО Ружанскийи Домановский, а также на одном участке местности на территории республики вблизи населенного пункта Дретунь». Всего семь площадок. Выполнять поставленные задачи на них будут около 10 200 военнослужащих, в том числе около 7 200 от Вооруженных сил Беларуси и около 3 000 – от Вооруженных сил Российской Федерации. Ранее, 20 марта, агентство «Sputnik Беларусь»  процитировало того же Равкова о том, какие именно подразделения прибудут в Беларусь из России – это части 1-й гвардейской Краснознамённой танковой армии Западного военного округа РФ, воссозданной осенью 2014 года в Подмосковье.

Отметим, что Равков всегда публично подчеркивал: общие силы, задействованные в учениях и в Беларуси, и в России – не превышают 13 000 человек. Цифра эта не случайна. В «Венском документе 2011 года о мерах укрепления доверия и безопасности», который обязаны соблюдать все государства-участники Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), четко регламентируется: на маневры с численностью личного состава от 13 000 человек должны приглашаться наблюдатели от других стран-участниц ОБСЕ. Именно поэтому мы сегодня видим сознательное акцентирование внимания на цифрах, касающихся учений якобы только на беларуской территории. Более того, в информпространство в течение последнего месяца запускается тезис, якобы в России пройдут совсем другие учения – просто называться они будут также. Хотя даже беларуский министр Равков говоря о численности до 13 000 человек, подчеркивал (сознательно или нет – уже не важно), что не разделяет мероприятия в рамках «Запада-2017» на Кольском полуострове, в Балтийском море, западных областях России и в Беларуси. Министр говорил о географии маневров, как о едином пространстве. И уже здесь начали раздаваться обеспокоенные голоса из стран-участниц НАТО о том, что заявленные 13 000 человек легко могут вырасти до 100 000.

Опасения оправданы. К примеру, 11 августа российская «Независимая газета» процитировала командующего российских ВДВ Андрея Сердюкова, который рассказал о планах задействовать в учениях «Запад-2017» три вверенных ему дивизии. Но не на территории Беларуси, а в Псковской области. Напомним, это только одна из областей Западного военного округа. На сайте Минобороны России имеется информация о подготовке к учениям подразделений, дислоцирующихся в Калининградской, Ленинградской, Псковской, Московской, Брянской, Воронежской областях. Помимо войск Западного военного округа, в маневрах будут задействованы силы Балтийского и Северного флотов.

И здесь стоит вернуться к «Венскому документу», который также обязывает страны-участницы ОБСЕ не проводить в течение трех календарных лет более одного мероприятия военной деятельности, в котором участвуют более 40 000 человек. Россия, начиная с 2013 года, ежегодно проводит Стратегические учения, перебрасывая войска численностью личного состава далеко за 40 000 человек. Подобная практика сформировалась еще во время учений «Запад-2013» и была отточена весной 2014-го на границе с Украиной. Секрет имеет две составляющих. Во-первых, перед каждым из ежегодных Стратегических учений Минобороны начинает внезапную общую проверку боеготовности в том или ином Военном округе. Под ружье поднимают всех. А численность личного состава в заявленных учениях на бумаге так и остается до 13 000 человек. Во-вторых, уже описанными выше вбросами формируют мнение о нескольких независящих друг от друга учениях. Помните «Внезапную проверку боеготовности войск Западного и Центрального военных округов» 26 февраля 2014 года? Войска тогда были подняты в 14.00 по московскому времени. Именно в этот день в Симферополе  крымчане блокировали здание Верховного Совета Крыма и не допустили принятия решения о проведении «референдума» об отделении автономии от Украины. А ночью уже появились «зеленые человечки». Позже, 24 апреля 2014-го, Россия «начала» (на самом деле продолжила) концентрацию вооруженных сил в приграничных с Украиной районах. Назвали это «учениями батальонных тактических групп общевойсковых соединений Южного и Западного военных округов». Но уже не с целью проверки боеготовности, а по причине начавшейся Антитеррористической операции на Донбассе. В результате, к началу мая только от Брянска до Ростова-на-Дону вдоль границы с Украиной было сосредоточено до 40 000 человек. А «Венский документ» формально был соблюден.

Тезис второй: «Запад-2017» не угрожает безопасности и стабильности в регионе по причине «оборонительного» характера маневров

И беларуский, и российский генералитет вторят, что учения «Запад-2017» носят исключительно оборонительную направленность, служат укреплению мира и безопасности.

Западные источники же, наоборот, отмечают, что в рамках учений в Калининградской области могут отрабатываться элементы подготовки к пуску ракет с ядерными боеголовками из оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер». Что само по себе не поспособствует укреплению безопасности в регионе.

Но даже если отбросить не подтвержденную информацию и обратиться только к официальным источникам, задуматься есть над чем. Еще раз процитируем командующего ВДВ России Андрея Сердюкова касательно задач, которые поставят перед личным составом только в Псковской области: «…в условиях реальной войны десантникам предстоит выполнять задачи по охвату войск противника с воздуха. Они должны вести боевые действия и проводить операции в автономном режиме, в отрыве от основных сил…». Впрочем, и без этой цитаты понятно, что сама специфика задач, которые обычно ставятся перед подразделениями ВДВ, имеет мало общего с обороной.

В Ленинградской области инженерные подразделения Западного военного округа еще в конце июня начали проводить работы по фортификационному и инженерному оборудованию полигонов в преддверии учения «Запад-2017». «При отработке тактических действий военнослужащим предстоит проводить разминирование минных полей, проделывать в них проходы для личного состава и техники», – сообщает пресс-служба Округа.

С весны к учениям готовится и переведенная после начала войны в Украине из Нижнего Новгорода в Воронеж 20-я гвардейская Краснознаменная общевойсковая армия. Официально ее называют «самым крупным объединением Вооруженных Сил Российской Федерации».

Здесь не лишним будет отметить, что, начиная с 2014 года, в Западном и Южном военных округах России формируется ударный кулак из трех армий, направленных на запад. И все они «обрастают» новыми подразделениями с дислокацией у российско-беларуской и российско-украинской границ. Так, в Подмосковье, как уже отмечалось выше, расположилась 1-я гвардейская Краснознамённая танковая армия. В Смоленской, Брянской, Белгородской и Воронежской областях развернулась 20-я общевойсковая армия. В Ростовской области сформирована 8-я гвардейская общевойсковая ордена Ленина армия.

Кстати, по этому поводу интересно напомнить циничное заявление посла России в Беларуси Александра Сурикова, которое он озвучил в 2016 году. Он указал, что беспрецедентное усиление военного присутствия россиян у западных границ –  «превентивная мера» в связи с радикализацией украинского общества. То есть посол оправдал развертывание полноценных дивизий «защитой российских рубежей» от нападения со стороны Украины.

Отметим, что в истории Вооруженных сил России последнего времени выделяются как минимум два Стратегические учения, которые были использованы далеко не во имя укрепления мира и безопасности, а заявленная «защита» носила характер нападения на соседние государства. В частности, учения «Кавказ-2008» Москва использовала для развертывания группировки войск. Сразу же после маневров РФ осуществила вторжение в Грузию. А на учениях «Запад-2013», проходивших на территории Беларуси, оперативное построение группировки войск полностью совпало с построением войск вдоль российско-украинской границы в следующем 2014 году. Ниже приведем иллюстрирующие этот тезис слайды, опубликованные ранее Главным управлением разведки Минобороны Украины.

Игра в терминологию, или Сроки горят?

Наконец, остается открытым вопрос о причинно-следственной связи недавнего всплеска публикаций касательно «Запада-2017». Как известно, топ-новостью предстоящие маневры вновь стали 10 августа, после подачи президентом России Владимиром Путиным на ратификацию в Госдуму Протокола с изменениями в Соглашение между РФ и Беларусью касательно совместной охраны внешней границы Союзного государства в воздушном пространстве и создании Единой региональной системы ПВО.

Как уже писал InformNapalm, изменения были приняты еще в ноябре 2016 года и носят технический характер: в Соглашении меняется ряд терминов в соответствие с новыми Военными доктринами двух государств (Беларусь новую доктрину утвердила в июле 2016-го, Россия – в декабре 2014-го).

Принципиальное значение здесь имеет дата подачи Путиным документа на ратификацию. Согласно законодательству Беларуси, такой Протокол утверждает своим указом президент республики. Лукашенко это сделал еще 10 марта 2017 года. А по российскому законодательству подписи президента недостаточно – должна быть ратификация в парламенте. Вот только Государственная Дума РФ выходит с летних каникул 11 сентября. Найдутся ли голоса в Думе в поддержку документа? Вопрос риторический. Проголосуют в первый же день единогласно. Иными словами, с ноября по июль Путин не замечал принятых изменений к Соглашению. Но и не стал ждать формального 10 сентября. Боялся долгого прохождения в комитетах, в результате чего учения, основная часть которых должна стартовать уже 14 сентября, пройдут без обновленного Соглашения? Думается, что ответ на эти вопросы кроется не в бюрократии, а в необходимости держать в напряжении государства, которые Москва еще в 2000-х определила для себя в качестве врагов.

Россия с легкостью втянула Лукашенко в свою гибридную войну (о том, в обмен на что – тема отдельного материала). И втянут он был еще в 2013 году, когда на беларуских военных аэродромах несла боевое дежурство российская авиация. Вот только статус Субъекта в этом противостоянии для Беларуси теперь, похоже, опустили до Объекта. Лукашенко, возможно, не понимает, что после подобной провокации обязательно последуют и другие. В Москве совсем не забыли о проекте межгосударственного Соглашения касательно своей авиабазы на территории Беларуси. Также, как и не забыли о планах размещения в Беларуси комплексов «Искандер», не смотря на то, что пока об этом говорят не официальные лица, а отставные генералы.

Следует помнить, что методы ведения Гибридной войны, отточенные Россией с 2008 года, не всегда означают строевой шаг по проспектам европейских столиц. Для них гораздо выгоднее использовать Беларусь в качестве площадки для постоянного нагнетания ситуации на границах с ЕС и Украиной.

Permanent link to this article: http://www.dokaz.org.ua/uk/%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d1%87%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d0%b5-%d1%82%d0%b5%d0%b7%d0%b8%d1%81%d0%be%d0%b2-%d1%80%d0%be%d1%81%d1%81%d0%b8%d0%b9%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b9-%d0%bf%d1%80%d0%be%d0%bf/

Залишити відповідь

Your email address will not be published.

Translate »